15:18 

страшнее тишина
В. – О чём я говорил… Как твоя нога?

Э. – Опухает.

В. – Ах да, вспомнил. Эта история с разбойниками, помнишь?

Э. – Нет.

В. – Хочешь, я тебе расскажу?

Э. – Нет.

В. – Это убьет время. (Пауза.) Два разбойника были распяты вместе со Спасителем. Их…

Э. – С кем?

В. – Со Спасителем. Два разбойника. Говорят, один из них был спасен, а второй… (он ищет слово, противоположное слову спасен.)…покаран.

Э. – Спасён от чего?

В. – От ада.

Э. – Я ухожу. (он не двигается)

В. – И все-таки… (Пауза.) Как вышло, что… Надеюсь, я тебе не надоедаю?

Э. – Я не слушаю.

В. – Как так вышло, что из четырёх евангелистов лишь один представляет факты таким образом? Ведь все они были там, все четверо – наконец, недалеко. И лишь один говорит о спасенном разбойнике. (Пауза.) Послушай, Гого, ты должен хоть немного поддерживать разговор.

Э. – Я слушаю.

В. – Один из четырёх. Из трёх остальных двое об этом даже не упоминают, а третий говорит, что они его обругали.

Э. – Кто?

В. – Что?

Э. – Ничего не понимаю… (Пауза.) Обругали кого?

В. – Спасителя.

Э. – За что?

В. – Потому что он не захотел их спасти.

Э. – От ада?

В. – Да нет же! От смерти.

Э. – Ну и?

В. – Ну и их обоих покарали.

Э. – Ну так что?

В. – Но другой говорит, что один был спасен.

Э. – Ну и что? Они просто не согласны друг с другом, и всё.

В. – Они все были там, все четверо. И лишь один говорит о спасенном разбойнике. Почему же верить ему, а не другим.

Э. – А кто ему верит?

В. – Все. Все только эту версию и знают.

Э. – Люди – дураки.

____________________________

В. – С Годо? Что за идея? Ни в жизни! (Пауза.) Нет… еще.

Э. – Его звать Годо?

В. – Кажется, да.

Э. – Послушай. (Он поднимает морковку за ботву и крутит перед глазами.) Странно. Чем дальше ешь, тем безвкусней.

В. – А у меня наоборот.

Э. – То есть.

В. – Я вхожу во вкус по мере того, как ем.

Э. – (После долгого раздумья) Это наоборот, ты считаешь?

В. – Все дело в темпераменте.

Э. – В характере.

В. – Ничего не поделаешь.

Э. – Из кожи вон лезть бесполезно.

В. – Кем был, тем и останешься.

Э. – Выше головы не прыгнешь.

В. – Главное не изменишь.

Э. – Ничего не поделаешь. (Протягивает остаток морковки Владимиру.) Хочешь докончить?


___________________________________

Э. – Действительно.

В. – До крови.

Э. – Это веревка.

В. – Протерла.

Э. – Что ж ты хотел?

В. – Это узел.

Э. – Это опасно.

Снова изучают его. Задерживаются на лице.

В. – Он не так плох.

Э. – (пожимая плечами, делая брезгливую гримасу.) Ты находишь?

В. – Немного изнежен.

Э. – Он пускает слюну.

В. – От натуги.

Э. – Смотри пена.

В. – Может, он идиот.

Э. – Кретин.

В. – (вытягивая голову) У него зоб.

Э. – (так же) Это еще неизвестно.

В. – Он задыхается.

Э. – Ничего страшного.

В. – А его глаза!

Э. – Что с ними?

В. – Вылазят из орбит.

Э. – Мне кажется, он подыхает.

В. – Это еще неизвестно. (Пауза.) Спроси у него что-нибудь.

Э. – А стоит?

В. – Чем мы рискуем?

Э. – (неуверенно) Сударь…

В. – Громче.

Э. – (громче) Сударь…

П. – Оставьте его в покое! (Они поворачиваются к Поццо, который уже закончил есть и вытирает рот отворотом рукава.) Вы не видите, что он хочет отдохнуть? (Он вытаскивает трубку и начинает набивать её. Эстрагон замечает брошенные куриные кости и жадно смотрит на них. Поццо зажигает спичку и пытается разжечь трубку.) Корзину! (Лакки не двигается. Поццо со злостью отбрасывает спичку и дергает за веревку.) Корзину! (Лакки чуть не падает, очнувшись, подходит, ставит бутылку в корзину, идет на место и возвращается в прежнее состояние. Эстрагон смотрит во все глаза на кости. Поццо зажигает вторую спичку и разжигает трубку.) Что поделаешь, эта работа не для него. (Делает затяжку, вытягивает ноги.) Ах! Так то лучше.

________________________________________

П. – Я нескромен. (Он вычищает трубку, ударяя её о кнут, встаёт.) Я вас покидаю. Спасибо, что составили мне компанию. (Раздумывает.) Или, может, выкурить ещё трубочку с вами. Что вы не это скажете? (Они не говорят ничего.) Я слабый курильщик, совсем слабый. Не в моих привычках выкуривать за раз две трубки, это (подносит руку к сердцу) заставляет биться сердце. (Пауза.) Никотин – он всасывается, несмотря на все предосторожности. (Вздыхает.) Что поделаешь. (Молчание.) Может быть, вы не курите? Да? Нет? Впрочем, это детали. (Молчание.) Как же мне теперь сесть, когда я уже встал? Чтоб не показаться безвольным? (Владимиру.) Что? (Молчание.) Может, вы ничего и не говорили? (Молчание.) Неважно. Так вот… (Он думает.)

_________________________________________

П. – Я тоже был бы счастлив его встретить. Чем больше я встречаю людей, тем я счастливее. Самое ничтожное существо может тебя чем-то обогатить, чему-то научить, дать лучше почувствовать своё счастье. Даже вы (он разглядывает их, одного за другим, чтобы они почувствовали его взгляд) даже вы, кто знает, возможно что-то мне дали.

________________________________

Э. – (с усилием) Вещи! (Показывает пальцем на Лакки.) Почему? Все держать. (Изображает сгорбленного, тяжело дышащего человека.) Не поставить. (Разжимает кулаки, выпрямляется с облегчением.) Почему?

П. – Я понял. Раньше надо было сказать. Почему он не устраивается поудобней. Попробуем понять. Имеет ли он на это право? Да. Значит, он не хочет. Логично? А почему он не хочет? (Пауза.) Господа, сейчас я вам скажу.

В. – Внимание!

П. – Чтобы произвести на меня впечатление, чтобы я его оставил.

Э. – Как так?

П. – Может быть, я не так выразился. Он хочет меня разжалобить, чтобы я не расставался с ним. Нет, это не совсем то.

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Он хочет меня обмануть, но он меня не проведет.

__________________________

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Он воображает, что если он будет хорошим носильщиком, я и дальше буду использовать его в этом качестве.

В. – Он вам больше не нужен?

П. – На деле же он носит, как свинья. Эта работа не для него.

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Он воображает, что если я увижу, какой он неутомимый, я раскаюсь в своём решении. Таков его жалкий расчёт. Как будто у меня мало рабочих! (Все трое смотрят на Лакки.) Атлас, сын Юпитера! (Молчание.) Вот так. Думаю, что я ответил на ваш вопрос. У вас есть ещё вопросы? (Манипуляции с пульверизатором.)

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Заметьте, что я мог быть на его месте, а он на моём, если бы этому не воспротивился случай. Каждому своё.

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Что вы говорите?

В. – Вы хотите от него избавиться?

П. – Верно. Но вместо этого, чтобы выгнать его, что я мог бы сделать, я хочу сказать, вместо того, чтобы вышвырнуть его за дверь пинком в зад, я его веду по своей доброте на рынок святого Спаса, где я надеюсь что-нибудь за него выручить. По правде сказать, выгонять таких существ нельзя. Лучше уж их убивать.
___________________________

П. – Он больше не плачет. (Эстрагону.) Вы его заменили, в некотором роде. (Мечтательно.) Слёзы людские непреходящи. Если кто-то начинает плакать, где-то кто-то перестаёт. То же со смехом. (Смеётся.) Не будем говорить плохо о нашей эпохе, она не страшнее предыдущих. (Молчание.) И хорошо о ней не будем говорить. (Молчание.) Не будем о ней говорить. (Молчание.) А ведь человеческая популяция действительно увеличилась.

В. – Попробуй пройтись. Эстрагон идет, хромая, останавливается перед Лакки, плюёт на него, садиться там, где он сидел после поднятия занавеса.

П. – Знаете ли вы, кто меня всему этому научил? (Пауза. Тыча пальцем в сторону Лакки.) Он!

В. – (смотря в небо) Когда же наступит ночь?

П. – Без него мои чувства и мысли касались бы только низменных вещей, касающихся моей профессии… впрочем, неважно. Красота, милосердие, высшая истина – все это было мне недоступно. И тогда я взял себе Кнука.

В. – (невольно, оторвавшись от созерцания неба.) Кнука?

П. – Вот уже скоро шестьдесят лет, как это длится… (мысленно считает)…да, скоро шестьдесят. (Гордо выпрямляясь) Мне столько не дашь, не правда ли? (Владимир смотрит на Лакки.) Я рядом с ним совсем молодой человек, а? (Пауза. Лакки.) Шляпу! (Лакки ставит на землю корзину, снимает шляпу. Густые седые волосы обрамляют его лицо. Он берет шляпу подмышку и поднимает корзину.) А сейчас, смотрите. (Поццо снимает свою шляпу[2]. Он совершенно лысый. Надевает шляпу.) Видели?

В. – Что такое Кнук?

П. – Вы не здешние. В каком веке вы живёте? Раньше люди держали шутов, теперь кнуков. Те, кто может себе это позволить.

В. – И вы его теперь выгоняете? Такого старого, такого верного слугу?

Э. – Дерьмо!

Поццо становиться всё более и более нервным.

В. – После того, как вы высосали из него всю суть, вы бросаете его, как… (ищет слово)…как банановую корку. Признайтесь, что…

П. – (Стонет, пряча голову в ладони.) Я не могу больше… больше выносить… что он делает… не понимаете… ужасно… он должен уйти… (вздевает руки к небу)… я схожу с ума… (обессилено роняет голову на руки) Я больше так не могу… не могу…

Молчание. Все смотрят на Поццо. Лакки подрагивает.

В. – Он больше не может.

Э. – Это ужасно.

В. – Он сходит с ума.

Э. – Омерзительно.

В. – (Лакки.) Как вы осмелились? Как не стыдно! Такого хорошего хозяина! Так заставлять страдать! После стольких лет! Как же так!

П. – (всхлипывая) Раньше… он был хороший… помогал мне… развлекал меня… делал мне лучше… теперь… он меня убивает…

Э. – (Владимиру.) Он хочет его заменить?

В. – Как?

Э. – Я не понял, но что, хочет его заменить или он больше никого не хочет рядом?

В. – Не думаю.

Э. – Как?

В. – Не знаю.

Э. – Надо спросить.

П. – (спокойно) Господа, не знаю, что со мной сталось. Прошу у вас извинений. Забудьте все. (Постепенно овладевает собой.) Не помню точно, что я говорил, но можете быть уверены, что в этом не было ни капли правды. (Выпрямляется, бьет себя в грудь.) Разве у меня вид страдающего человека? Ну же! (Роется в карманах.) Куда я девал свою трубку?

В. – Очаровательный вечер.

Э. – Незабываемый.

В. – И он ещё не окончен.

Э. – Вроде бы нет.

В. – Он только начинается.

Э. – Ужасно.

В. – Как в кино.

Э. – В цирке.

В. – В мюзик-холле.

Э. – В цирке.

П. – Куда же я засунул свою трубку!

Э. – Смешной! Потерял свою пыхтелку! (Громко смеется.)

В. – Я сейчас. (Направляется к кулисе.)

Э. – По коридору, налево.

В. – Займи за мной место. (Выходит.)

П. – Я потерял свой чубук!

Э. – (надрываясь от хохота) Умру со смеху!

П. – (поднимая голову) Вы случайно не видели… (Замечает отсутствие Владимира. Разочарованно.) О! Он ушёл!.. Не попрощавшись! Так не принято! Вы должны были его остановить!

___________________________

П. – (не слыша) Ах да, ночь. (Поднимает голову.) Да будьте же чуть повнимательней, иначе мы ни к чему не придём. (Смотрит на небо.) Смотрите. (Все смотрят на небо, кроме Лакки, которого снова клонит ко сну. Поццо, заметив это, дергает за веревку.) Не хочешь смотреть на небо, свинья! (Лакки запрокидывает голову.) Ладно, хватит. (Они опускают головы.) Что в этом необычного? В этом небе? Оно бледное и светлое, как всякое небо в этот час дня. (Пауза.) На этих широтах. (Пауза.) В хорошую погоду. (Он продолжает, напевно.) Час назад (смотрит на часы, обыденным тоном) или около того (снова лирическим тоном), излив на нас начиная (колеблется, понижая тон) с десяти часов утра (повышает тон) неослабные потоки розового и белого света, оно постепенно теряет яркость, бледнеет (поднимает руки, ступенчато опускает их), бледнеет, понемногу, понемногу, пока (драматическая пауза, широко раскинув руки) оп! кончено! оно больше не двигается! (Молчание.) Но (торжественно поднимает руку), но за этой вуалью тишины и спокойствия (поднимает глаза к небу, остальные, кроме Лакки, имитируют его движение) мчится ночь (его голос вибрирует) и вот-вот бросится на нас (щелкает пальцами) вжик! вот так. (Вдохновение покидает его.) В тот момент, когда мы меньше всего этого ожидаем. (Тишина. Мрачным голосом.) Вот так всё происходит на этой блядской земле.

Долгое молчание.

Э. – Когда знаешь заранее.

В. – Можешь ждать.

Э. – Знаешь, что ждешь.

В. – Не о чем беспокоиться.

Э. – Надо только ждать.

В. – Мы к этому привычны.

______________________________


П. – Достаточно ли этого? Конечно. Но у меня широкая душа. Такова моя натура. Сегодня. Тем хуже для меня. (Дергает за верёвку. Лакки смотрит на него.) Так как я, безусловно, буду страдать. (Не вставая, нагибается и поднимает кнут.) Что вы предпочитаете? Чтобы он танцевал, пел, рассказывал наизусть, думал…

Э. – Кто?

П. – Кто! Разве вы умеете думать?

В. – Он думает?

П. – Естественно. Вслух. Раньше он думал очень недурно, я мог его слушать часами. Сейчас… (Он вздрагивает.) Что ж, тем хуже. Значит, вы хотите, чтобы он нам что-нибудь подумал?

Э. – Я хотел бы, чтобы он станцевал. Это будет веселее.

В. – Я хочу, чтобы он думал.

Э. – А может он сперва станцевать, а потом думать. Если это ему не сложно.

В. – (Поццо.) Это возможно?

П. – Конечно. Нет ничего проще. Кстати, это обычный порядок (Смешок.)

В. – Тогда пусть танцует.

______________________________

Э. – Ну, приятель! (Имитирует движения Лакки.) Я тоже так умею. (Имитирует движения Лакки, чуть не падает, садиться.) Немного потренировавшись.

В. – Он устал.

П. – Когда-то он танцевал фарандолу, альме, кадриль, джигу, фанданго и даже экосез. Прыгал. Теперь это всё, на что он способен. Знаете, как он это называет?

Э. – Смерть козла отпущения.

В. – Рак лёгких.

П. – Танец в сетях. Ему кажется, что он запутался в сетях.

В. – (эстетично извиваясь) В этом что-то есть…

________________________

время параллельно неизвестно почему несмотря на развитие физической культуры и спорта как то как то теннис футбол и мотоспорт и велоспорт водный спорт конный спорт авиаспорт канотация теннис камотация конькобежный спорт как на льду так и на асфальте теннис на газоне на пихте на земле авиаспорт теннис хоккей на земле на море и в воздухе пенициллин и заменители короче я продолжаю и в то же время параллельно уменьшаться неизвестно почему несмотря на теннис короче я продолжаю авиаспорт гольф на девять и восемнадцать лунок

________________________

@темы: цитаты

URL
   

.melting on the couch

главная