15:17 

страшнее тишина
Бретон счёл картины Гайсина недостойными — подобный поворот событий стал ударом для молодого художника и он решил уехать в Танжер, занявшись там частным бизнесом, открыв небольшой ресторан. Параллельно с этим Гайсин выставлялся на небольших экспозициях — на одной из них он и познакомился с начинающим писателем Берроузом. Встреча, в ходе которой Берроуз счел картины Гайсина пустыми, а последний воспринял Берроуза не иначе как «полусумасшедшего наркомана», поначалу оттолкнула их друг от друга, но впоследствии, когда они встретились уже в Европе, сблизила[1].

Между двоими завязалась многолетняя дружба и тесные профессиональные отношения — так, ими был переосмыслен «метод нарезок» (изобретенный в 1920-х французским поэтом Тристаном Тцарой) — зависящая от случая литературная техника или жанр, в котором текст в случайном порядке разрезается и перемешивается для создания нового произведения[2].

Пока я нарезал холсты для рисунков в комнате 25, я расчертил кипу газет своим резаком и подумал о том, что говорил Берроузу шестью месяцами ранее о необходимости использования техник художников в письме. Я сложил обрезки вместе и начал собирать вместе тексты[3].
—Брайон Гайсин, «Twisty Little Passages: An Approach to Interactive Fiction»

Изобретению «машины сновидений» предшествовал важный опыт, который впоследствии сыграл существенную роль в изобретении. В своём журнале художником-авангардистом Брайоном Гайсином 21 декабря 1959 года была сделана запись: «Сегодня в автобусе на пути к Марселю меня захватил трансцендентальный ураган цветовых видений. Мы мчались сквозь длинную аллею, усаженную деревьями, и я прикрыл глаза, сидя напротив слепящего солнца. Подавляющий поток интенсивно ярких цветов взорвался под моими веками: многомерный калейдоскоп вихрем кружился в космосе. Я был выброшен из времени[8]». Примечательно, что практически идентичные переживания более века назад описал чешский физиолог Ян Пуркине, один из первых людей, с научной точки зрения подошедший к вопросу визуальных галлюцинаций[9].

В начале 1960-х писатель-битник Уильям С. Берроуз проживал в Париже, восстанавливаясь после курса лечения апоморфином от наркозависимости; там он сблизился с ранее уже знакомым ему Гайсином, и двое стали закадычными друзьями. Однажды Берроуз дал Гайсину книгу нейрофизиолога Уильяма Грея Уолтера (англ.)русск. «Живой мозг», в которой учёный описывал влияние различных волн на мозг человека. Вдохновлённый прочитанным, художник обратился к своему товарищу, изучавшему математику в Кембридже, Йену Соммервилю (англ.)русск. — он подтвердил возможность создания машины с действием, схожим с приведённым Уолтером в своей книге[1].

В письме из Кембриджа от 15 февраля 1960 года Соммервиль писал оставшимся в Европе друзьям, что собрал первый прототип устройства. Уже год спустя, 18 июля, Йен получил патент под номером 868,281 на своё изобретение. В официальном документе содержалось следующее описание «машины сновидений»: «Изобретение, имеющее художественное и медицинское применение, примечательно тем, что воспринимаемый эффект ощутим при взгляде с закрытыми или открытыми глазами на внешнюю сторону снабжённого прорезями цилиндра, вращающегося с заданной скоростью. Ощущения могут быть изменены посредством увеличения или уменьшения скорости вращения, изменения расположения прорезей или изменением цветов и узоров на внутренней стороне цилиндра»[10]. Стоит отметить, однако, что Соммервиль был не первым человеком, использовавшим стробоскопические эффекты для вызова визуальных галлюцинаций — первые подобные опыты (со значительно более низкой мощностью мерцания) датированы 1934 годом[11].

@темы: цитаты

URL
   

.melting on the couch

главная